С сапкой за карасем

Родственные чувства — как болезнь. В силу каких-то причин до определенного времени они находятся в вялотекущем состоянии, а потом или угасают окончательно, или усиливаются. Так и у меня с моими двоюродными братьями, живущими в Миргороде. Еще совсем недавно мы могли долго не общаться, а с какого-то времени хоть раз в год, но обязательно к ним езжу для посещения мест «боевой славы» — села Хомутец, что в полутора десятках километров от райцентра. В детстве мы часто там проводили лето у нашей бабушки и, конечно, рыбачили на знаменитой речке Хорол. Места красивейшие, вот только пророческие слова писателя «Хорол-річка не та» стали еще актуальнее. Если в Миргороде, в курортной зоне, реку лет тридцать назад расширили и ухаживают за ней, то выше она сильно заросла, обмелела и осталась практически без рыбы.

Отметившись у родственников и захватив с собой мясо, шампура и прочие необходимые для пикника атрибуты, отправляюсь с братьями, Олегом и Валерием, на рыбалку. Уже по дороге от них поступает предложение: слегка изменить маршрут и ехать на заброшенный колхозный став. «Если повезет, то там застанем прелюбопытнейшего деда. Он тебе понравиться — рыбак что надо», -обещает Олег. Я соглашаюсь — не все ли равно, где готовить шашлыки, лишь бы на берегу водоема. Приехали на место — средних размеров пруд с живописными берегами. На берегу несколько человек с поплавочными снастями, а среди них и тот, обещанный братьями, «интересный» дед. Про себя я сразу отметил, что ловит он не так, как все остальные рыболовы. Дело в том, что дед постоянно производил не совсем понятные манипуляции удилищем. Издалека казалось, что он просто раз в несколько минут перезабрасывает снасть. Оставив ребят трудиться с шампурами, иду знакомиться. Я вообще обожаю общаться с рыболовами старшего поколения. Во-первых, общие рыбацкие интересы. А во-вторых, это общение может быть очень увлекательным в чисто житейском плане — порой такую мудрость и знание жизни увидишь в человеке, спокойно сидящем с незатейливыми снастями на берегу безымянного озера или малюсенькой речки, что только диву даешься. Здороваюсь и прошу разрешения понаблюдать за ловлей. Из-под шляпы, помнящей, вероятно, и коллективизацию, на меня внимательно смотрят ясные карие глаза, абсолютно не вяжущиеся с морщинистым лицом хозяина, которому на вид давно за семьдесят. Здоровается в ответ, приглашает сесть рядом и замолкает. Пользуясь паузой, изучаю снасти. Ну и ну! Явно не ширпотребовское, солидной фирмы четырехметровое удилище с кольцами, хорошая катушка, фирменный соразмерный условиям поплавочек. Правда, леска выглядит толстовато — где-то 0,25 мм, но я-то не знаю, какую рыбу здесь ловят. За следующие пять минут, что мы просидели молча, мне пришлось удивиться еще раз (и не последний за день.). Как обычно выглядит среднестатистический рыбачок-крестьянин на карасевом водоеме? Правильно. Две-три удочки, а лучше пять, установленные на рогульках, с поплавками-бакенами. Закормил макухой и ждет, пока карась «не выложит и не поведет». Подобная пассивная рыбалка, рассчитанная на знание водоема и усидчивость, никогда у меня не вызывала энтузиазма, разве что поглазеть мог иногда от безделья. А тут мало того, что снасть как с рекламного буклета, так еще и оказалось, что применялась ловля в проводку! Забросив изящным движением снасть (легкий поплавок упал на воду бесшумно), дед после полуминутной паузы сделал короткую, до полуметра, потяжку, вслед за которой последовала пауза,при затем снова подтянул, и снова пауза. Забросы он выполнял строго в одном направлении — на торчащий из воды в десяти метрах от берега колышек. Я был заинтригован. Осознавал, что маршрут приманки повторяется с какой-то целью, что все это не просто так, однако понять, почему все делается именно так, не мог.

Но с вопросами не лезу, а только продолжаю наблюдать за работой мастера (а в том, что это мастер, у меня уже не было ни малейших сомнений). Поклевок долго ждать не пришлось. Со словами «а ты говорил, что не хочешь клевать» дед выполнил короткую подсечку, и небольшой карасик, сверкнув бронзовыми боками, совершил свой первый и последний полет и попал точно в левую ладонь рыболова. Это был настоящий -красный карась, которого я давно не встречал. В течение пятнадцати минут было еще несколько поклевок, и такие же рыбки проделали в воздухе тот же путь. Совершив несколько «пустых» проводок, дед достал пачку сигарет, сам закурил и предложил закурить мне. Я отказался. «Молодец, одобряю. А я все бросить не могу»,- сказал он. Воспользовавшись ситуацией, прошу своего нового знакомого рассказать о своих секретах рыбалки. «А у каждого Додика своя методика», — отвечает дед, хитро смотрит на меня и улыбается. Глядя на него, не могу сдержаться и тоже улыбаюсь в ответ.

— Ладно, слушай. Во-первых, надо место подготовить. Что тут за дно? V берега везде полметра воды да столько же ила на дне. Дно ровное, а для рыбалки надо «кривое», чтобы рыбке было за что зацепиться. Видишь, колышек из воды выглядывает — это мой ориентир. Как только вода чуть прогреется весной, чтобы мышцы мои стариковские не сводило, я этот колышек забиваю и от него к берегу сапкой делаю на дне канавку шириной с полметра и глубиной сантиметров двадцать. Чтобы рыба, наткнувшись на это углубление на дне, тут задерживалась. Вода, конечно, холодная, потому обуваюсь и одеваю несколько штанов, чтобы не так было холодно. Минут двадцать выдерживаю. А больше и не надо — успеваю сделать работу. Она хоть и не очень приятная, но очень нужная. Раз в недельку или две канавку эту на дне необходимо подправлять. Второе: надо прикормить место, и не как-нибудь, а с умом — так, чтобы рыба держалась здесь, кормилась, но оставалась голодной. Кормлю я высевками (отрубями), пшеном распаренным, а к ним конопли вареной добавляю. Рыба семя конопляное ест, а сытой не бывает. Дело в том, что семя это для рыбы вкусное и пахнет хорошо, но в желудке у нее оно не задерживается. Сильно «слабит» рыбу» это семя. Ну а с ним и все съеденное вылетает наружу, не задерживаясь, так что рыбка остается голодной, что нам и надо. Усек? И в-третьих, если забросить удочку и ждать пока карась найдет твоего червячка, то хорошего клева можно и не дождаться, да и сидеть просто так целый день, глядя на поплавок, скучно. Я по канавке червячка все время двигаю, ты видел. А когда червяк шевелится — это карасю нравится, важно только не перестараться и делать все плавненько. Заходит в мою канавку не только карась, попадается и линь. Правда, измельчал он тут — бреднями и ятерями повылавливали его добры молодцы. Ловится и вьюн — этот гарный попадается, изредка короп. Ты, наверное, подумал, что толстовата леска у меня, правда? Леска нормальная — карась и линь на нее мало внимания обращают. Ставил я и потоньше — нет разницы. Моя снасть рассчитана на рыбку покрупнее — до трех килограммов весом коропчуков вылавливать приходилось. Правда, есть тут «поросята» и побольше, но те рвут и не такую леску. Можно было бы попускать леску с катушки, чтобы рыба притомилась, но тут совсем недалеко дерево в воде лежит — уйдет туда короп, считай, пропало.

— А червяка после поклевки почему не каждый раз меняете?
— А зачем? На жеваный берет не хуже, да и в движении он у меня чуть не все время.
— На какие наживки еще ловите?
— Ловлю практически только на червя, которого выдерживаю перед рыбалкой в ведре со мхом, чтобы очистился. Я на пенсии, время заниматься любимым делом есть. Да и в подготовке к рыбалке есть своя прелесть, согласен?

— А черви из ведра не разлазятся?
— Накрываю тряпкой, которую прижимаю резиновым кольцом. Правда, на мотыль клюет получше, особенно весной, но намыть его не могу. Сам понимаешь, силы уже не те. А кто помоложе — не хотят возиться, хоть и зря — это очень хорошая наживка. Как видишь, все просто: бери и лови. Ан, нет. Ленятся люди, не хотят потрудиться. Вот и ловят соответственно, — сказал дед и, докурив, аккуратно вдавил бычок в землю.

Братья в который раз делают мне последнее предупреждение — угрожают съесть и мой, уже остывший, шашлык. Уходя, желаю деду крепкого здоровья и рыбацкой удачи. В ответ он просит: «Пришли мне хороших крючков, если не забудешь. У нас только плохонькие продают. Как село наше называется — ты знаешь, а подпиши: «Деду Ивану-рыбаку». «Который сапкой ловит карасей», — добавляю я. В ответ он снова улыбается и молча протягивает руку. Ну, как тут забудешь человека, который проявил к тебе такое уважение, раскрыл свои рыбацкие секреты и сумел не испоганить свою просьбу неуместным тыканьем денег. Возвращались домой уже в темноте. На заднем сидении братья продолжали обсуждать какие-то житейские проблемы, а я думал о том, как все же наша земля богата талантливыми людьми. С одним из таких мне как раз довелось пообщаться. Встретить в глубинке любителя посидеть на берегу со снастями, досконально знающего «свое болото» и умеющего в нем ловить рыбу — не проблема. А вот рыболов с высокой «культурой производства» — редкость. И дело не только в достаточно дорогих и качественных снастях, купленных, скорее всего, на пенсию. Меня мой новый знакомый поразил творческим подходом к делу и, если хотите, высокой культурой производства. Взять хотя бы то, что он рассказал мне о применении семени конопли. Ведь на сегодня это «тайное оружие» многих спортсменов-карпятников. Этот эффективный прием используется даже на международных соревнованиях. А дед, похоже, сам до этого дошел. О применение сапки в рыбалке сказать могу только одно: просто гениальная идея! Не меньше!

Надо ли говорить о том, что, приехав в Киев, я купил и отправил деду самые «козырные», как мне кажется, крючки. И этот номер журнала отправлю тоже. Надеюсь, деду Ивану он понравится.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*